image description

МНС Рэспублікі Беларусь

По зову доброй воли. Часть 5

«Нет службы более возвышенной и более облагораживающей душу,

как пожарная – будь то профессиональный или добровольный труд; на знамени его написаны

золотые слова: «Богу хвала, Царю слава, Ближнему защита»

Журнал «Пожарное дело»

Несмотря на создание в начале XIX в. во многих белорусских городах профессиональных пожарных команд, общее состояние пожарного дела в крае, как, впрочем, и во всей Российской империи, еще длительное время находилось на достаточно низком уровне.

С одной стороны это объяснялось слабостью самих пожарных команд, состоящих порой из нескольких человек, несовершенством пожарного оборудования и отсутствием единой государственной политики в вопросах обеспечения пожарной безопасности.

1_04032015muzei_0x0.jpgС другой – экономической отсталостью региона, плотной деревянной застройкой, отсутствием водопровода и, как ни странно, пережитками религиозного мировосприятия, где пожары рассматривались как ниспосланная свыше кара. Опустошительные по своим масштабам пожары были явлением почти что обыденным.

Поэтому центральные власти, принимая во внимание опыт создания общественной пожарной команды в г. Осташкове Тверской губернии 
(1843 г.), начинают активно поощрять идею создания добровольных пожарных команд и обществ.

После принятия 18 августа 1860 г. соответствующего Указа Александра ІІ, в Центральной России и Прибалтике начинают свою деятельность десятки добровольных пожарных организаций, ставящих перед собой цель оказания помощи городским пожарным командам и населению в борьбе с огнем.

Но на территории современной Республики Беларусь из-за восстания 1863-1864 гг. процесс создания пожарных организаций был заторможен – часто городам отказывалось в «устройстве подобных обществ, где они могут сделаться средоточием польского элемента».

2_04032015muzei_0x0.jpgОднако государство всё равно стремилось переложить на общественность заботу по защите населения от пожаров, количество которых в крае всё увеличивалось. Поэтому Министерству внутренних дел пришлось пересмотреть своё мнение.

17 декабря 1872 г. было открыто Витебское добровольное пожарное общество – первое на территории Беларуси добровольное пожарное формирование, послужившее примером для создания подобных организаций и в других городах края.

Тем не менее, решения об открытии ДПО вызывали у начальников белорусских губерний множество вопросов: из каких источников финансировать добровольцев, кому осуществлять  руководство над ними, как определить их правовой статус, порядок участия в тушении пожаров и многие другие, из-за чего, даже получив все разрешения, инициаторы нередко оказывались предоставлены сами себе.

Показательной в этом плане является история создания Минского вольно-пожарного общества.

29 мая 1875 г. возглавляемая энтузиастом А.А. Дмитриевым группа представителей купеческого сословия, врачей, учителей и служащих Либаво-Роменской железной дороги обратилась к городским властям и губернатору с просьбой о разрешении создать в городе добровольное пожарное общество.

В течение года по этому вопросу велась переписка с МВД, несколько раз перерабатывался проект Устава общества и, наконец, после полученного разрешения, 8 июля 1876 г. Минский губернатор утвердил Устав Минского вольного (добровольного) пожарного общества (МВПО).

На первых порах Городская управа даже враждебно относилась к Обществу, ставя под сомнение ту пользу, которую может принести небольшая группа людей, начинающая свою деятельность с голыми руками.

Тем не менее, на 12 значительных пожарах 1876-1877 гг. добровольцы смогли показать всю пользу своих усилий. Видя их усердие, жители города стали относиться к обществу более благосклонно. Домовладельцы стали жертвовать в пользу МВПО денежные суммы, директор Правления Либаво-Роменской железной дороги выписал из Москвы и отдал в полное распоряжение Общества ручной насос, все больше и больше стало записываться в ряды организации новых членов.

Однако отсутствие финансирования сводило на нет все эти видимые успехи.

Ухудшившееся положение дел привели дела Общества «в совершенное расстройство», в результате чего, в начале 1880 г. оно вынуждено было временно приостановить свои действия.

Все это не замедлило сказаться на общем состоянии пожарной безопасности города, и в год прекращения деятельности МВПО в Минске резко возросло количество пожаров, в том числе и с человеческими жертвами.

Пережитые трагедии заставили жителей города вспомнить о закрывшемся Обществе и с пониманием отнестись к возобновлению его деятельности.

6 мая 1881 г. было избрано новое правление МВПО, а само Общество было объявлено возобновившим свою деятельность.

Не успело Общество сколько-нибудь устроиться и обновиться, как 21 июня 1881 г. город подвергся опустошительному пожару. В половину одиннадцатого утра загорелись склады скипидара, смолы, нефти на углу Койдановской и Богодельной улиц.

Добровольцы вместе с городской пожарной командой через час успешной деятельности локализовали огонь, но в другой части Минска внезапно загорелись кварталы между Мясницкой, Замковой и Завальной улицами, которые были застроены ветхими деревянными строениями. Пламя так свирепствовало, что через полчаса после начала пожара, одновременно уже горело несколько улиц. Благодаря сильному ветру огонь перебрасывался все дальше и дальше. Городские водопроводы иссякли, а доставка воды из реки производилась слишком медленно. Но геройские усилия добровольцев спасли город от полного истребления. И, несмотря на то, что сумма ущерба составила более 6 миллионов рублей серебром, в пожаре погибло лишь два человека: от дыма задохнулась женщина и обрушившейся стеной был убит пожарный.

Даже Городская Дума в одном из своих постановлений отметила полезность такой организации членов общества и вынесла благодарность всем добровольцам.

В апреле 1884 г. Городская Дума постановила предоставить участок земли на углу Тюремной улицы и Романовского переулка необходимый под постройку отвечающего требованиям каменного пожарного депо.

Строительство каменного двухэтажного здания в десять сажень длины и восемь сажень ширины было закончено к 21 ноября 1885 г., когда и состоялось его освящение, а также ввод в эксплуатацию.

4_04032015muzei_0x0.jpgБлагодаря этому была осуществлена заветная мечта добровольцев – обзавестись теплым каменным зданием для хранения обоза и инструментов. В нижнем этаже здания помещалось пожарное депо, а в верхнем – канцелярия и квартира для кучеров. Следует отметить, что с конструктивными изменениями здание сохранилось до наших дней, являясь самым старым действующим пожарным депо в республике.

Особые условия пожаров в Минске, протекающих (по сравнению с местечками и уездными городами) при большем скоплении народа, как из числа местных жителей, так и приезжих, не только затрудняли действия пожарных дружин, но и способствовали бесконтрольному расхищению спасенного имущества. Поскольку жалобы на пропажу вещей от пострадавших от пожаров жителей поступали в Правление МВПО, последнее вынуждено было пойти на создание в рядах боевой дружины специального отряда охранителей. В задачи вновь созданного подразделения, состоящего преимущественно из пользующихся в городе уважением домовладельцев, входило не только смотреть за сохранностью спасаемого имущества, но и удалять посторонних лиц с пожара.

Небезынтересно отметить, но после создания отряда охранителей количество пожаров «по неустановленной причине» в городе уменьшилось.

Все эти нововведения позволили еще больше укрепить Общество, которое на пожарах стало действовать более решительно и тактически грамотно, завоевывая все большую признательность со стороны местных жителей и представителей администрации.

Уже в 1887 г. минские добровольцы своей постановкой пожарного вопроса были известны не только в губерниях Северо-западного края, но и в Центральной России.

Постепенно добровольные пожарные общества стали открываться и в других городах и местечках Беларуси. В 1880 г. открыло свои действия Борисовское вольно-пожарное общество, в 1886 г. – Гомельское, в 1887 г. – Мирское, в 1888 г. - Мозырское и Слуцкое, в 1889 г. – Пинское, в 1893 г. – Зембинское Борисовского уезда, в 1895 г. – Могилевское и Сенненское, в 1896 г. – Смолевичское, в 1897 г. – Сморгонское, Брестское и Могилевское, в 1898 г. – Брестское, Гродненское, Речицкое и Петриковское,  в 1899 г. – Койдановское (ныне – г. Дзержинск), в 1900 г. –  Лоевское, 
в 1901 г. – Поставское, в 1904 г. – Дукорское Игуменского уезда и Осиповичское, в 1907 г. – Стародорожское, в 1908 г. – Любаньское, в 1911 г. – Ошмянское, в 1912 г. – Заславское и Рубежевичское Минского уезда  и т.д.

Согласно уставам, всем им разрешалось содержать пожарную команду, отделы трубочистов, осуществлять надзор за соблюдением обывателями установленных пожарных и строительных правил, причем, «при усмотрении нарушений обращаться к местной полицейской власти для привлечения виновных к ответственности в соответствии с законом».

Идея пожарного добровольчества вскоре завоевала авторитет в обществе, привлекая представителей разных сословий. Членами ДПО были губернаторы, городские головы, князья, священнослужители, чиновники, врачи, инженеры, купцы, мещане и представители других слоев городских жителей.

Пожарные общества стали своего рода культурными центрами или, как сегодня сказали бы, клубами по интересам. Многие из них имели свои театры, клубы, духовые оркестры, велосипедные треки, проводили различные развлекательные мероприятия.

В 1914 г. при них стали учреждаться детские учебные пожарные отряды. Их целью было обучение детей осторожному обращению с огнем, предупреждению и тушению пожаров, подготовка к служению пожарному делу в рядах добровольных организаций.

5_04032015muzei_0x0.jpgНеслучайно во время визита в Минск Великого князя Владимира Александровича и Великой княгини Марии Павловны 26 июня 1887 г. Общество удостоилось чести быть представленным монаршим гостям. Великий князь, будучи знатоком пожарного дела, выразил желание посмотреть примерный маневр охотников с пожарными инструментами и снарядами, после чего «собственноручно прибил к древку знамени МПО вензелевое изображение их Императорских Высочеств».

Однако этот всплеск добровольчества на первых порах касался большей частью лишь городских поселений – деревня, как и прежде, была предоставлена сама себе: «… с прилетом птиц появлялся «красный петух», который за весенние и летние месяцы пожирал немало крестьянского благосостояния… и так из года в год».

Для примера, в 1892 г. во всей Могилевской губернии (11 уездов) имелось лишь 5 сельских пожарных дружин. И этот мизерный показатель являлся абсолютным рекордом во всем Северо-Западном крае, поскольку в Минской губернии таких команд было 3, в Витебской – 1, а в Гродненской и вовсе ни одной.

Имеющиеся же во многих деревнях пожарные трубы служили лишь «украшением обоза», и были «годны только для поливки капусты, а не для заливания пожара».

Но и здесь назревали коренные изменения.

5 августа 1897 г. МВД утвердило «Нормальный Устав сельских пожарных дружин» и «Правила введения в действие нормального устава сельских пожарных дружин», согласно которым учреждение сельских ДПД допускалось на основании устава с разрешения местного губернатора «во всех поселениях, не имеющих городского устройства».

Для широкого привлечения в создаваемые дружины крестьян на промышленных и сельскохозяйственных выставках организовывались специальные отделы, посвященные пожарному делу, выпускались тематические брошюры, велась масштабная разъяснительная работа.


Назад
Закрыть
Зачыніць Зачыніць Зачыніць
Зачыніць

Центральный аппарат МЧС

Территориальные управления

Департаменты

Закрыть

Территориальные управления

Закрыть