image description

МЧС Республики Беларусь

У истоков пожарной службы

Одним из важнейших событий в истории цивилизации, во многом предопределившим всю ее последующую историю, стало освоение огня. 
Именно его постоянное использование стимулировало эволюционный прогресс и, как следствие, дало человеку новые возможности для совершенствования всех отраслей природопользования, развития жизнеобеспечения и материальной культуры.
Постепенно огонь превратился и в неотъемлемую часть культуры духовной – тысячелетнее огнепользование, выявившее многофункциональность огня, сделало его в сознании первобытных людей одним из наиболее значимых природных явлений, без которых невозможно описание картины мира.
Лишь этим можно объяснить тот факт, что в мифологии всех народов наряду с космологическими сказаниями, посвященными устройству мироздания и возникновению человека, обязательно присутствуют мифы о происхождении огня.
Мы никогда не узнаем о подобных верованиях первых людей, населявших некогда территорию Беларуси, но современные исследования позволяют утверждать о существовании у них культа огня уже в раннем бронзовом веке. Вероятно тогда же сформировался и олицетворенный образ «духа огня», ставшего объектом религиозного почитания.
Большое значение подобный культ занимал и в духовной жизни славян, для которых огонь был элементом связующим всю вселенную: его использовали на похоронах и праздниках, в охранительных и медицинских целях и, наконец, при принесении жертв, считая посредником между людьми и богами
При этом стихия огня для наших предков не была единой – они четко разграничивали огонь небесный и огонь земной, и в каждом из них выделяли два начала: очищающее (несущее свет, тепло, а вместе с ними и жизнь) и карающее, воплощенное в образе грозных божеств.
Несмотря на малое количество источников по славянской религии и их различные интерпретации, безусловным остается одно – поклонение огненным божествам было среди восточнославянских племен наиболее распространенным.

Прямые указания на это есть как у арабских авторов, посетивших некогда земли руссов, так и у духовных лиц, спустя столетия после крещения Руси обличавших сохранявшиеся в народе пережитки язычества. 
Даже творцом мира праславяне изначально считали бога огня – Сварога, а его сыновей – Сварожичей: Перуна – громовержца и Дажбога – Солнце – почитали превыше всех функциональных богов.
Не исключением были и кривичи-полотчане, наравне с населявшими белорусские земли балтами, почитавшие Перуна в качестве верховного божества: «Перконосъ, си есть Перунъ, бяше у них старший богъ, созданъ на подобie человече, ему же въ рукахъ бяше камень многоценный аки огнь, ему же яко Богу жертву приношаху и огнь неугасающiй зъ дубового древiя непрестанно паляху». 
Примечательно, но по одной из легенд даже само название «кривичи» произошло от сана верховного жреца Перуна Криве-Кривейте, роль которого столетиями была «важна в делах святых и судебных во всей земле Литовской…и даже землях кривичских руссов».  Причем настолько, что самый знатный и богатейший род Беларуси – Радзивиллы – вели свою родословную от легендарного криве Лиздейки, указавшему Гедемину место строительства Вильни.
Сегодня кажется невероятным, но поклонение Перуну не кануло в лету даже с принятием христианства – последние капище, посвященное языческому божеству, действовало в Минске у реки Свислочь вплоть до 30-х годов прошлого века.
Вместе с тем, такое открытое проявление язычества было скорее исключением, но, безусловно, имело право на жизнь, поскольку древние культы стали составной частью народной культуры, мирно сосуществуя с христианским мировоззрением большинства населения.
Видимая победа церкви, провозглашенная еще в XII веке Святителем Кириллом Туровским, писавшим что отныне «не нарекутся богом стихиа: ни солнце, ни огнь, ни источници, ни древеса», в реальности привела к условному «двоеверию», пережитки которого в виде суеверий частично бытуют и по сей день.

Если обратиться к богатейшему пласту этнографических материалов, собранных по всей Беларуси на протяжении XIX – начала XX веков, то таких примеров «особого» отношения к огню наберется превеликое множество.
Особый интерес здесь представляют воззрения на способы защиты от пожаров или их усмирения, сохранившиеся не только в виде заговоров, но и конкретных предписаний, зачастую выглядящих для современного человека если не глупо, то уж точно смешно.

К примеру, в одних регионах для обуздания пожара в него бросали обруч от бочки, в других – куриные яйца, в третьих лили молоко недавно отелившейся коровы.
Даже известная всем поговорка «толочь воду в ступе», как оказалось, имеет «пожарные» корни, поскольку местами все тушение пожара сводилось именно к этому действию.
Однако были и другие крайности, которые носили практически повсеместный характер долгие годы.
Так, еще в начале ХХ века крестьяне, не смотря ни на что, верили, что «не следует останавливать, тушить пожаров от молнии» – перуна, несущего очищение от земной скверны.

Переломить ситуацию смогли лишь целенаправленные церковные проповеди и разъяснительная работа пожарных активистов, взывавших «к разуму и доброму чувству самосохранения». Истоками же этого широко распространенного суеверия было представление «будто удары грома и молнии преследуют нечистого духа и поражают лишь те предметы, в которых он спрятался». 
Отсюда происходит и другое поверье – обязательно иметь, дабы защитить жилище, материально осязаемую «перунову стрелу», посланную на землю небесным громовержцем. 
В качестве таких амулетов, как правило, выступали немые свидетели ушедших эпох – первобытные каменные топоры и окаменелые белемниты, истинное происхождение которых скрывалось за многовековыми предрассудками.

Следует отметить, что в качестве гнева Господнего единодушно рассматривали всевозможные стихийные катаклизмы и летописцы. 
Неслучайно тема массовых бедствий, вызываемых причинами естественного порядка к которым относятся и случайные (не военные) пожары – одна из центральных тем русского летописания.
Распознавая в разбушевавшейся стихии ясное проявление прямой и безграничной власти Бога над миром, летописцы словно сторонились мысли о реальных причинах происходящего, поддерживая уже сложившиеся у людей взгляды на бытие: «се бо грехъ ради наших посла Богъ на нас казнь сию».


Назад
Мультимедиа ОБЖ
Закрыть
Закрыть Закрыть Закрыть
Закрыть

Центральный аппарат МЧС

Территориальные управления

Департаменты

Закрыть

Территориальные управления

Закрыть