Авторизация

Забыли пароль?
Регистрация
220030, г. Минск
ул. Революционная, 5
+375 17 229 35 90
Время работы: 9-18
mail@mchs.gov.by

Поиск по сайту

История

Как все начиналось…

Структура по чрезвычайным ситуациям выросла и была создана на базе  богатейшей по своим традициям пожарной службы, имеющей уже более чем полуторавековую историю. В частности, как удалось установить историкам, первое упоминание о пожарной команде Брест-Литовска при городской полиции относится к 1851 году.

Первое упоминание о пожарной команде из 16 человек при городской полиции относится к 1851 году. Архивные документы свидетельствуют: команда имела 11 лошадей и 6 бочек-водовозок. Официальной же датой рождения пожарной службы в Бресте считается 20 июня 1879 года. В этот день городская Дума приняла Постановление об устройстве пожарной команды. Решение назревало давно, поскольку чуть ли не каждый год город над Бугом терзали жестокие пожары. Огонь уничтожал целые улицы и кварталы. Причиной пожаров были высокая плотность и неупорядоченность деревянной застройки. Нанося значительный ущерб, большие пожары надолго запоминались в народе, сведения о них попадали в книги.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пожарища войн

В 1500 году большой пожар в Бресте учинили крымские татары, спалившие «место» от… досады. Их 15-тысячное войско никак не могло взять неприступный Брестский замок. Долгую осаду сняли лишь после получения «окупа» от защитников города.

Одним из самых известных был крупный пожар в 1525 году, когда сгорел Брестский замок и выгорел центр города. «Все на корень выгорело» - так свидетельствовали впечатленные очевидцы беды. Огонь распространялся столь молниеносно, что ничем существенно не помогли даже те 12 стражников и «кликунов», которых специально назначила замковая волость стеречь замок – важнейший стратегический объект, от пожара…

Большая огненная беда 1567 года уничтожила весь город. Значительная его часть сгорела во время пожара в 1613 году. В 1657 году захватили, разграбили и сожгли Брест шведские войска. В 1802 году сгорело около 160 домов в центре города. Буйство неуправляемой стихии 1822 года полностью уничтожило торговую его часть.

Значительный резонанс, потрясение и сочувствие по всей Российской империи вызвал огромный пожар, бушевавший в городе над Бугом 4-5 мая 1895 года. Тогда его называли «Брестской катастрофой». И неудивительно: огненный «везувий» дотла уничтожил 49 кварталов из 64. Погибли десятки людей – точное их число не определено до сих пор.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Город гонтовых крыш

До поры же «каменного благоустройства» Брест фактически был городом гонтовых крыш и деревянных домов. В силу нескольких причин. Во-первых, дерево - более дешевый строительный материал, выгодный для бедноты, преимущественно населявшей Брест-Литовск. И, кроме того, вблизи располагавшейся у города крепости в силу стратегических соображений долгое время было запрещено возводить строения из камня. Потому-то, как неоднократно говорили и журналисты, и пожарные той поры, «пища для пожара всегда здесь была богатая».

Брестские улицы тогда были хоть и широкими, но практически нигде не мощеными. И конные хода пожарных, мчащиеся по тревоге, порой попросту вязли в песке, доходившем местами до 5-6 вершков глубины.

Водоснабжение на смене XIX-XX веков также оставляло желать лучшего. В городе было 5 так называемых «пожарных» колодцев, содержание которых стоило дорогого: «В некоторых недурная вода, но ее хватает еле для ведерной разборки; водовозы этими колодцами пользоваться не могут» - так говорилось в календаре-справочнике «Брест», изданном в те времена. Городской бюджет не позволял больших расходов на содержание пожарной команды.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Огонь, вода и заливные трубы

Снаряжение первых пожарных команд было более чем скромным: бочка с водой, несколько брандспойтов да неуклюжий ручной насос, который тогда называли не иначе, как «заливной трубой», а в остальном – ведра, лопаты, веревки, багры да топоры. Комплектовались они до 1873 года солдатами нестроевой службы, а затем по вольному найму на договорных условиях. К концу XIX века сложилась типовая структура пожарной команды, состоявшей из отрядов водоснабжения, трубного, лестничного, топорного и охранительного. Установились должностная и профессиональная специализация: топорники, факельщики, лазальщики…

Что касается средства передвижения команды – долгое время он оставался конным. И дело было не только в высокой стоимости первых авто. Просто пожарные лошади не намного уступали в скорости тогдашним автомобилям. Это были великолепные крупные кони особой породы - помесь орловских рысаков с тяжеловозами громадного роста, большой скорости и силы. Их выращивали на специальных конных заводах.

Было заведено в  каждой части иметь лошадей какой-либо одной масти. И цвет лошадей для данной части был регламентирован. В пожарной же команде Брестской крепости, что доподлинно известно из воспоминаний жителей города начала прошлого века, было полтора десятка лошадей, весьма видных, гнедой масти и хорошо упитанных. А кроме того, - несколько железных бочек для воды и линейки для перевозки пожарного инвентаря и людей. Главным противопожарным оружием были три или четыре насоса, довольно мощных, так как каждый из них приводился в действие четырьмя людьми.

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На битву с огнем – под знаменем части

Выезд пожарных к месту происшествия тогда был событием незабываемым, своего рода церемониалом. Впереди запряжек скакал верховой — так называемый скачок. Он трубил на скаку в мед­ный рожок, и все движение останавливалось. В расстоянии двух десятков метров от скачка полным карьером мчались запряженные четвер­ками и парами хода (так тогда назывались пожарные повозки). Первым мчался ход с командой, на нем развевалось знамя части. Здесь же находился колокол, в который не­прерывно звонил пожарный. На козлах сидели три кучера: кучер, сидящий в центре, правил парой лошадей, запряженных в дышло, боковые кучера правили каждый одной из пристяжных лошадей. Это было вызвано тем, что никакой силы не хватило бы одному человеку упра­виться сразу с четверкой таких лошадей да еще вдобавок запряженной в тяжелую повозку. От всех трех кучеров, конечно, требовалось очень большое искусство, особенно на пово­ротах.

За головным ходом в строгой последова­тельности мчались другие повозки: с лестни­цами, баграми, а также паровая машина, ко­торая качала воду; она всегда стояла в части под парами. Шествие замыкала пожарная «ско­рая помощь» — пара лошадей, запряженная в ландо (карета с откидным верхом). Впрочем, такой «кортеж» был явлением, больше свойственным крупным городам. В окраинных же и провинциальных командах были еще хода с бочками для воды, которую пожарным приходилось возить с собой, так как водопровода в тех местах часто не было.

Невероятный грохот и звон, звуки рожка, гро­мадные храпящие кони, все в мыле, красные, сверкающие медью повозки, клубы дыма с ис­крами из паровой машины, блестящие медные каски пожарных и никелированные каски по­жарных офицеров — все это создавало яркую, впечатляющую картину.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Надеты боевки, заведены моторы…

Из наших дней мы смотрим сквозь огромный пласт истории в те далекие годы становления службы, пожалуй, с легкой улыбкой. За полтора века ее масштабы сильно выросли, функции же существенно изменились и дополнились. Боевая работа пожарных подразделений основана на строго продуманных, научно обоснованных и подтвержденных многолетним практическим опытом тактических приемах.

Основное подразделение – дежурный караул в составе двух-четырех отделений. Круглые сутки несет он вахту, находясь в состоянии повышенной готовности в любое время дня и ночи. Все, что может потребоваться, заранее уложено в машинах, проверено и подготовлено к огненному бою. На выезд по сигналу тревоги отведен максимально сжатый срок – не более 40 секунд. Надеты боевки, заведены моторы, заняты места по расчету, включена рация, по которой командир уточняет последние данные. Над раскрывающимися воротами ярко светится информационное табло, сообщающее время выезда и погоду. Мигают синие проблески на крышах выезжающих из ворот машин. Через минуту они уже растворились в потоке уличного движения, и только отрывистые звуки сирен сообщают о том, как торопятся они к месту пожара…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В ногу со временем

…Особой вехой в истории службы отмечен год 1998-й, когда в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь образовалась новая структура – Министерство по чрезвычайным ситуациям. Ныне пожарная безопасность – лишь часть многогранных функций большого ведомства, правопреемника Главного управления военизированной пожарной службы МВД страны.

Сегодня служба по чрезвычайным ситуациям – управляющий и координирующий орган, обеспечивающий четкую работу Государственных систем предупреждения и ликвидации ЧС и пожарной безопасности. Подразделения службы «101» Брестской области способны выполнять весь спектр пожарных и аварийно-спасательных работ: ликвидацию пожаров и других чрезвычайных ситуаций, спасение пострадавших, локализацию опасных для людей, производства и окружающей среды факторов, разбор завалов, нейтрализацию сильнодействующих ядовитых веществ и многое другое.

Ныне по телефонному номеру «101», закрепленному за центрами оперативного управления областной службы спасения, можно сообщить о нештатной или чрезвычайной ситуации любого рода, случившейся в регионе. Ежедневно диспетчеры ЕДДС принимают около 400 таких звонков. Проблемы и тревоги у людей разные, но объединяет их одно: они ждут неотложной помощи. И эта помощь должна подоспеть вовремя.

Ежедневно на Брестчине заступают на  дежурство более 300 сотрудников. В распоряжении у спасателей – более полутысячи единиц техники. Причем 230 из них находятся в постоянной боевой готовности, то есть в любую минуту готовы выехать к месту происшествия.

  

Фото дня

Прямые и горячие линии в МЧС
Волонтёр МЧС
Центр безопасности МЧС
Самое читаемое
Концепция национальной безопасности Республики Беларусь
Предложения в ТНПА
Укротители стихий. Архив программ
БДПО
Юный спасатель
БОО
Вместе