image description

МЧС Республики Беларусь

Проект «Война сквозь женские сердца»: Раиса Георгиевна Железняк

692

Союз женщин МЧС в преддверии Дня Победы запускает проект «Война сквозь женские сердца», в рамках которого женщины расскажут свои истории о том, как отразились события тех страшных лет на жизни их семей. Мы перелистаем фотоальбомы, поднимем семейные архивы, постараемся восстановить события тех дней, как бы тяжело это ни было, чтобы воскресить эмоции, которые не позволят забыть подвиги и жертвы ради мирного неба. Мы передадим эстафету памяти, покажем молодому поколению величие и самоотверженность подвига людей, завоевавших Победу.

«Закончилась война за победу и началась война за жизнь»: из воспоминаний Раисы Георгиевны Железняк

Я собирала эту историю из воспоминаний... Из рассказов, которые всегда были тревожащими душу, но еще больший смысл обрели, когда пришло время по-взрослому задуматься о том, что же такое настоящая память и чему она служит. Осколки женских судеб, колючие, ранящие, рожденные войной. Каждая из тех, о ком упомяну, близка мне. Их, таких разных и даже незнакомых, объединяем мы – их дети. И эти маленькие ноющие кусочки истории наших семей я постараюсь сегодня собрать в сюжет, который передам дальше.

Может, где-то будут неточности: у кого-то уже не могу спросить, потому что ушли, а у кого-то не могу спросить, потому что, слава Богу, не ушли, и рискованно просить вспоминать, ведь сдвинутые с места осколки памяти, зажившие, затихшие, но все с такими же острыми краями, могут больно ранить повторно...

Вырастить в одиночку пятерых детей, потеряв на войне мужа, никогда не увидеть своего папу, почти обречь своего отца на смерть в упрямой детской борьбе против оккупантов, потерять нескольких братьев, больше 70-ти лет беречь партизанские письма – об этом моя история.

Война коснулась каждой белоруса. Она, как неутолимый хищник, живьем вырывала плоть славянских семей, лишала наших земляков кормильцев, родителей и детей.

«Она никогда не увидела своего отца…»

Моя бабушка по материнской линии Мария Михайловна Жуковская была пятым ребенком. Она родилась в триумфальный 45-ый год, но ее жизнь началась не с победы: своего отца ей не было суждено увидеть, ведь на фронт он ушел до ее рождения, а обратно не вернулся. Она видела только тяжелый труд своей хрупкой матери, такой же, как и тысячи других послевоенных матерей, которой приходилось тяжелейшими усилиями кормить детей, поднимать хозяйство с колен. Меня всегда «прошибают» бабушкины истории, например, о первых фланелевых шортиках, которые мама пошила ей в 6 лет и которыми она хвалилась каждому проходящему… Она знает цену нашего настоящего.

Женщины работают после войны.jpgФото носит иллюстративный характер

Так случилось, что среди моих родственников не оказалось вернувшихся, которые бы смогли рассказать о них – войне и победе. И я была очень признательна, когда своими историями со мной поделились дедушка и бабушка моего супруга: Василий Иванович и Раиса Георгиевна Железняки. Оба 27-го года рождения.

Василий Иванович и Раиса Георгиеван Железняки, г. Орел, 09.05.2018 (3).JPGВасилий Иванович и Раиса Георгиевна Железняки

«Восстановил материнский дом и ушел сапёром…»

К сожалению, в 2020-ом на 94 году жизни дедушки не стало. На войну первым ушел его старший брат. Василию тогда только минуло 14. Их семья жила на хуторе неподалеку от той самой гоголевской Диканьки. В 17 лет он своими руками восстанавливает разрушенный бомбежкой материнский дом и уходит добровольцем. Это был 44-ый… В «учебке» получает квалификацию сапёра и занимается разминированием территорий: немцы не отступали, не оставив за собой минный след, чтобы радость победного продвижения в сторону Германии не была безоблачной. После войны Василий Иванович получает сперва общее образование в вечерней школе, а после становится военным инженером-понтонщиком – строит и восстанавливает разрушенные мосты. С супругой познакомился в эстонском городе Выру, где сам служил на тот момент а она работала учителем. Первый раз увидели друг друга на новогодней вечеринке, поженились в конце января, вместе прожили 66 лет…

«История – бабушкина профессия»

Раиса Георгиевна по-прежнему является связующим центром большой семьи, ростки которой распростерлись на тысячи километров по территории бывшего Советского Союза. История – бабушкина профессия: много лет она отдала преподаванию этой дисциплины в школе, и к ней у Раисы Георгиевны особое, трепетное отношение.

Мне хотелось бы рассказать о том, как война прошлась по ее женской судьбе, что растоптала и что потом проросло на месте разрухи.

Если муж Раисы Георгиевны был из донских казаков, то она сама выросла на Кубанщине. Она была последним, седьмым, и единственным общим ребенком своих родителей. Ее старший брат по отцовской линии был старше ее матери, он был офицером и войну окончил в звании подполковника. О том, как благодаря старшему брату она побывала в послепобедном Берлине, чуть позже…

«Как из-за меня чуть не погиб отец…»

Война застала юную Раису подростком.

Война на Кубани.jpegФото носит иллюстративный характер

Кубань немцы оккупировали:

– Мы, девочки и мальчики войны, были готовы на все, чтобы помочь нашим. А что было в силах полуголодных детей? Мы писали листовки… На клочках бумаги, страницах школьных тетрадей, а иногда – и книг. Когда карандашом, но чаще углем… Мы считали своим долгом подбадривать людей!

Партизаны на Кубани.jpgФото носит иллюстративный характер

Через реку в лесу прятались партизаны. Однажды, это было зимой, ребята прослышали о планах немцев, о которых обязательно должны были знать наши. Мы с ребятами решили, что надо идти… через Кубань… в лютый мороз. Валенки оказались только у одной из старших девчонок – она даже не подумала отказаться: по дороге вымерзла, провалилась в воду, выбралась, нашла своих и передала.

Отступающие советские войска оставили на железной дороге эшелоны с боеприпасами, которые составляли угрозу для оккупантов: один успешный авиационный обстрел – и немцы могли сильно пострадать от разрывающихся на железной дороге снарядов. Детей гоняли разгружать поезда:

– Итак, вагоны… Мы всячески пытались избежать разгрузок. И не потому, что это был тяжелый труд. Мы, в первую очередь, воспринимали это как помощь врагу. Однажды, когда нас выгоняли на работу, мне удалось спрятаться в туалете. Я стояла там и боялась пошевелиться и вдруг в щель увидела, что немец заходит на подворье. Следующее, что оказалось перед глазами, – это отец, лежащий головой на колодке, а над ним – занесенный топор. Не знаю, какое чудо уберегло тогда папу: он получил только угрозу, что, если дочь опять не явится на разгрузку, топор сделает свое дело…

Трое братьев по материнской линии с войны не вернулись:

– Никогда не забуду маму, которая, получив последнюю «похоронку», взяла икону, которой благословляла сыновей на войну, и в слезах со стоном разломала ее о колено…

«Отравленное сливовое варенье…»

После войны Раиса решила получить высшее образование и выбрала педагогический институт во Львове:

– Сняла комнату у горожанки. Неприветливая женщина всегда настороженно ко мне относилась, еще недружелюбнее она стала, когда узнала, что мой старший брат окончил войну в чине. И тут однажды она вдруг угощает меня вареньем: «Ешь, Раиса, не стесняйся! Сколько влезет!» Уже потом, лежа на больничной койке, я узнала, что тот сливовый щербет она расчетливо уварила в цинковом ведре, образовалась опасная смесь, которая обожгла мой желудок. Она была сторонницей фашистов.

После лечения тот самый брат подполковник забрал Раису с собой в Германию, куда он был направлен на службу. Там она, представленная как старшая дочь, поправила свое здоровье, но задержаться не захотела: тянуло на Родину.

«Я писала на стенах разрушенного Рейхстага…»

Ее отправили на поезде вместе с военными, которые ехали в отпуск:

– Одну из остановок наш поезд совершил в Берлине. Ребята сказали: «Пойдем писать на стенах Рейхстага!» А им в ответ: «Я же не воевала!» Но они настояли: «Сколько твоих братьев отдали жизнь за Победу? Ты обязательно должна оставить послание в память о них! Пойдем!»

Писали на стенах Рейхстага.jpgФото носит иллюстративный характер

И она пошла, и написала имена своих родных, не вернувшихся с поля боя. А поезд проследовал дальше. И, чем ближе он продвигался на восток, тем ужаснее разворачивались картины:

– Чем ближе мы были к дому, тем более страшные разрушения мы видели: немец не поскупился ни наступая, ни отступая. Каждая станция запомнилась мне десятками еле живых голодных сирот. Именно тогда я поняла для себя: закончилась война за победу и началась война за жизнь.

«Он не вернулся, но остался в истории…»

Более подробно хотелось бы остановиться на истории одного из братьев бабушки Раисы – Александра Егоровича Нежинского – одного из тех, кто не вернулся, но навсегда остался в истории. Этот рассказ Раиса Георгиевна также подробно изложила в письме работникам музея Великой отечественной войны. Писала она именно в Минск, потому что безмерно уважает то, как мы относимся к истории Великой Победы. Письмо она просила передать в фонды музея вместе с сохранившимися письмами-треуголками своего погибшего брата. Но позже на семейном совете было принято решение сохранить их как реликвию (копии писем есть ниже).

«Хранили всю жизнь будто ниточку, связывающую нас с ним. Надеюсь, этот подлинный документ о любви к Родине, о боевом духе поможет молодым лучше знать о том героическом подвиге всего советского народа» – этой цитатой из бабушкиного письма работникам музея можно описать и смысл проекта «Война сквозь женские сердца», и любого другого шага, который мы совершаем, чтобы пронести память через поколения и позволить ей быть почвой, на которой будет колоситься и зреть, укрепляться и приумножаться сознание нашего народа.

Письмо 1 (1).jpgФото «Письмо работникам музея»

Александр, бабушкин брат по матери, в 1941 году окончил артиллерийское военное училище в Харькове. Был в боях под Вильнюсом с первых дней войны, после ранения в ногу попал в госпиталь. После – снова бои на Северо-западном фронте и очередное ранение, уже в грудь. С пробитыми печенью и легким в бессознательном состоянии Александр был брошен в концлагерь. К счастью, из «лагеря смерти» ему удалось бежать. Он оказался в Беларуси, где организовал партизанский отряд имени Ворошилова, который влился в партизанскую бригаду имени Суворова.

Партизанская бригада в блокадном кольце и «Прорыв»

Об этом серьезном партизанском формировании и подвигах, совершенных им, есть достаточно исторических сведений. Подробнее хотелось бы остановиться на операции, в историю которой вписано и имя Александра Егоровича Нежинского.

Памятник Прорыв в Ушачском районе.jpgФото носит иллюстративный характер

Весной 1944 г. фашисты путем проведения карательных операций «Моросящий дождь» и «Праздник весны» планировали покончить с мощным партизанским соединением, действовавшим в тылу 3-ей танковой армии. Невозможно не поразиться циничным и легкомысленным, даже торжественным названиям, которые фашисты выбрали для операции по массовым убийствам. 60 тысяч человек, 150 танков, более 235 орудий, 75 самолетов, 2 бронепоезда стянули фашисты к зоне, чтобы взломать, раздавить партизанскую оборону, чтобы огнем и свинцом расправиться с непокоренным Ушачским краем (Витебская область) и его 17-ю тысячами защитников.

Начиная с 11 апреля, 25 дней стягивалось блокадное кольцо. 25 дней вели народные мстители кровопролитные бои, изматывая силы врага. Положение блокированных партизан становилось все тяжелее. К началу мая каратели вытеснили партизанские бригады за реку Ушачи и полностью блокировали их в районе Матыринского леса. В зоне создалось критическое положение.

Только прорыв мог спасти партизан и мирное население, находившееся в блокадном лесу. Это было дерзкое решение, ведь еще никогда за всю историю Великой Отечественной войны против партизан не действовали в такой близости от фронта.

В ночь с 4 на 5 мая 1944 года огненное кольцо блокады было прорвано, партизаны вышли из окружения и вывели 15 тысяч мирного населения: стариков, женщин, детей. Прорывались около деревень Поперино и Новое Село, нанеся неожиданные для фашистов удары по этим населенным пунктам, где размещались два мощнейших вражеских гарнизона. В итоге почти месячных боев были убиты 8300 немцев, ранены – 12900, уничтожены – 59 танков, 116 автомашин, 22 орудия, 7 бронемашин, 2 самолета.

«Плита № 19…»

Партизаны потеряли около 7 тысяч человек. Однако все партизанские бригады сохранили свою боеспособность и в июле 1944 года соединились с регулярными частями Советской Армии. Среди погибших был и бабушкин брат Александр. Его имя увековечено на могильной плите № 19 над братской могилой.

Над плитами с именами погибших расположена бронзовая композиция «Последний привал». Однако в действительности Александр Нежинский похоронен в братской могиле в деревне Прозороки Глубокского района, его имя есть и там. Доподлинно узнать, при каких обстоятельствах он погиб, не представлялось возможным. Из воспоминаний боевого товарища следует, что Александр организовал операцию по подрыву моста, который нужен был немцам, чтобы сужать блокадное кольцо, и который они настойчиво охраняли.

Считаю своим долгом…

…процитировать письма Александра Нежинского полностью, чтобы впоследствии сделать несколько выводов о том, почему они стали центром этой статьи и ее поводом.

Письмо первое, датированное 5 октября 1943 года (орфография и пунктуация сохранены, в них и в особенности в употреблении заглавных букв есть смысл):

"Здравствуйте дорогие родители! Сегодня 5 октября. Получил письмо от Ванюши. Я очень рад что меня не забывает он и Маруся. От вас дорогие родители давненько не получаю писем. Я не писал потому, что ваша местность была оккупирована. Ну а сейчас решил послать весточку вам. Я нахожусь в партизанах в Западной белоруссии. Как я попал сюда вам очевидно Полина писала. Я только кратенько расскажу. После окончания военного училища меня отправили работать в Литву. Мы приехали в часть через 4 дня началась война. На 2-ой день войны мы вступили в бой ну после началось отступление. Наша часть все время отходила с боями. После чего я очутился в Пскове, в г. Дно, Новгороде, Шимске. И в г. Старой Руссе я был в августе 1941 г. ранен. Лежал в госпитале в гор. Боровичи. По выздоровлению был направлен на Ленинградсикий фронт. 1-го сентября 1941 г. мы были окружены возле ст. Сиверская. 14-го сентября начали с боем прорываться из окружения. Я здесь был вторично ранен в правую грудь. Пуля прошла через легкие и печень. Меня в бессознательном состоянии забрали немцы и бросили в конц. лагерь. В плену я был в гор. Двинске. 28 ноября 1941 г. бежал в Западную Беларусь и в декабре 1941 г. сумел сколотить вокруг себя небольшую партизанскую группу. Ну вот так стал партизаном. Командованием бригады представлен к государственной награде. Вот все, что я могу рассказать кратенько о себе. Хочу получить от вас весточку. Как вы там живете, что наделали фашистские гады у вас. Как живет моя любимая сестренка Раиса. Папа и мама крепитесь и мужеством и здоровьем. Закончим бить подлого фашиста встретимся и поговорим. Все целую вас всех, всех. Ваш сын Александр."

Письмо 1 (1).jpg

Письмо второе, датированное 13 января 1944 года:

"Здравствуйте дорогие родители. Во-первых примите от меня партизанский привет. Много писал я вам писем. Писал Ванюшке, Марусе и Полине. И только о вас я не имею никакого сведения. Где вы, что случилось с вами за время моего отсутствия. Пару слов о себе. Воевать мне теперь приходится в тылу врага. Я сейчас Партизан, а скоро может быть и буду в Красной Армии. Я бы побольше написал но представьте себе что я не знаю куда вам писать. Как жива Раечка, если она жива, то пусть напишет, сколько она закончила классов, чем занимается сейчас. Что слышно про Анатолия, Василия и Ванюшку. Чувствую себя неплохо и вам желаю хорошего самочувствия и здоровья. Придет время встретиться. Ваш сын Александр".

Время не пришло... Время прошло... Но осталось непроходящее...

Не знать, что случилось, и писать, писать всем и во все направления, куда по ночам возвращают воспоминания о счастливых днях. Быть в очаге военных событий и подбадривать тех, кто остался дома, в оккупации или освобожденным: "Крепитесь и мужеством, и здоровьем!..." Гордиться своим партизанским званием, посылая "партизанские приветы", надеясь вступить в Красную Армию. "Мама и Папа" писать с большой буквы! Посреди сражений находить время для любви к своей младшей сестренке, думать о ней и упоминать в каждом письме. Он так и не вернулся, так и не обнял, но та партизанская нежность и братская любовь остаются по сей день для Раисы Георгиевны такими важными, такими ощутимыми, что их силу я почувствовала с первых рассказов бабушки.

Подводя итоги... Почему так эмоционально? Потому что сквозь женское сердце. О чем так много слов? О людях, о судьбах, о любви к семье и Родине, о преданности, о силе, самоотверженности и стойкости, о них и о нас - их продолжении. О том, что будет ценным всегда, - о подвигах, о смерти ради жизни и о многих поколениях благодарных жизней, которые помнят, как, за что и ради кого умирали.

Я мама. И я знаю, что рассказать своему сыну, чтобы и он вырос патриотом, чтобы он, живя в достатке и безопасности, знал, кому обязан своим счастьем, ценил это и с гордостью рассказывал свою историю.

Искать похожие новости:

Будь готов

Другие новости


Назад
Министерство
Законодательство
Закрыть
Закрыть Закрыть Закрыть
Закрыть

Центральный аппарат МЧС

Территориальные управления

Департаменты

Закрыть

Территориальные управления

Закрыть