image description

МЧС Республики Беларусь

История одной ЧС: река с запахом нефти

1214
История одной ЧС: река с запахом нефти

Трансграничные чрезвычайные ситуации - явление для нашей страны довольно редкое. В прошлом году в Беларусь перекидывались лесные пожары  с территории Украины. Но огонь был оперативно остановлен подразделениями МЧС уже на  границе. А уж авария с утечкой дизтоплива,  о которой мы вспоминаем с руководителем Госрезерва – Василием Чеканом - уникальна. Фактически, в марте 2007 года  государственная система предупреждения и ликвидации ЧС суверенной Беларуси впервые на практике столкнулась с ситуацией, затрагивающей интересы белорусов, латышей и россиян. Сегодня можно смело сказать, что тот опыт закалил и позволил усовершенствовать работу в трансграничном сотрудничестве. Появились подписанные соглашения, проходят совместные тренировки и учения. В том числе, где отрабатываются вопросы пересечения границ для  ликвидации ЧС и оказания помощи в регионе, где оно произошло. В те же дни сотни вопросов приходилось решать на самых различных уровнях, включая  правительство,  чтобы  преодолеть последствия и предотвратить экологическую катастрофу.    

Пятница, вечер.

В 2007 году Василий Иванович возглавлял Витебское областное управление МЧС.  Руководитель показывает картину в кабинете: «Мои родные места, где я прожил  первые пятнадцать лет жизни. Недалеко от деревни Мартиново. Так сложилось, что художник запечатлел как раз будущее место аварии».

На зеленых берегах,  изображенных кистью, конечно, никакого трубопровода нет. Речушка, деревья, крутой бережок.  А ведь  всего в 500 метрах от речки Уллы проходит нефтепровод «Унеча — Вентспилс» российского «Запад-Транснефтепродукта». Под давлением в 45 атмосфер в трубе диаметром 37 сантиметров бежит  топливо.

Василий Иванович шутит, что, как замечено спасателями, все крупные ЧС случаются вечером в пятницу. 23 марта 2007 года тоже пришлось на последний рабочий день недели, и начальник управления возвращался с коллегии МЧС из Минска.

В начале седьмого  поступил телефонный звонок: оператор на перекачивающей станции «Сенно» компании «Запад-Транснефтепродукт» обнаружил резкое падение давления и увеличение расхода дизеля на участке, границы которого растягивались с 311 по  455 километр.  Так и не доехав до домой,  начальник областного гарнизона МЧС развернул машину в сторону Бешенковичского района.

Сегодня на трубопроводе в основном установлены датчики, позволяющие обследовать их удаленно. В то время таких измерений не велось. Давление в трубопроводе снизили, задвижки перекрыли. И вот линейные обходчики километр за километром пошли в поисках места утечки.  На 362 километре, наконец, было обнаружено место аварии. Прямо в канал, а оттуда в Уллу, лился дизель. Сколько топлива утекло, и куда снесли его воды реки, только предстояло выяснить.

Паводок с запахом нефти

Место утечки было обнаружено у деревни Быцево.

«Я попросил водителя притормозить, - рассказывает полковник Чекан,  - Спустился к реке, посветил фонариком, смотрю – а на воде слой солярки сантиметров в пять. Доехали до места аварии,  - там уже вела работы аварийная бригада предприятия, которая дислоцируется в Сенно: раскапывали трубу.  Задвижки на продуктопроводе были перекрыты».

Но то, что вытекло за часы поиска, уже ушло по течению дальше. Паводковые воды сносили все сильно и быстро. В Бешенковичский район была направлена специализированная аварийно-спасательная часть из Дисны. Руководил бойцами Сергей Шестаков. Первая  часть ликвидации аварии на нефтепроводе была реализована – место утечки нашли.  К 10 вечера здесь были были 4 ЗИЛа, 2 крана, Урал-375 с прицепом с боновыми заграждениями, МАЗ–трал с экскаватором ЕТ-16, КАМАЗ сварочный, пожарный автомобиль с прицепом и катером.

Ликвидация аварий на нефтепроводах в целом хорошо изучена специалистами: это  установка заградительных бонов, дамб, запруд, а также сбор, откачка и абсорбирование нефтепродуктов, очистка загрязненной воды и почвы. На мелиоративный канал насыпали  запруду, чтобы остановить дизель. Ниже по течению  на Улле нужно было ставить боны.   Сперва пытались закрепить их в районе деревни Зорники, но сильный поток мгновенно срывал заграждения. К тому же из-за половодья к берегам не везде можно было подъехать.

«С  установкой заграждений у Зорников просто намучались – их сносило – продолжает Василий Иванович, вспоминая о той ночи. – Наши спасатели из Улльской части подсказали – рядом с Фролковичами,  чуть ниже,  поворот и пойменная площадка. Там, возможно, удастся закрепить бонны. В 3.30 ночи это удалось сделать».

Одновременно  с этим велась работа на месте разрыва трубопровода. Около полуночи из приямка мелиоративного канала откачали воду вперемешку с дизтопливом и  обнаружили поврежденную трубу. А в ней дыру в 80 сантиметров  длиной и 5 сантиметров шириной. Отсюда, в конечном итоге  подсчитают в материалах проверки,  разлилось 224 тонны солярки.

В Фролковичах также отрыли котлованы, установили сборники, куда перекачивали загрязненную воду. Потом её очищали и вывозили. На этом участке были сосредоточены специалисты  Линейной производственно-диспетчерской станции "Дисна" и аварийная восстановительная бригада нефтепровода «Дружба», а также спасатели. Боновые заграждения стояли наискосок,  это был единственный вариант, при котором их не сносило и не смывало течением.

Ниже были поставлены ещё два боновых заграждения.  Верхний слой из нефтяной смеси собирали специальные приспособления -  скиммеры. Затем насосами перекачивали и  отвозили загрязненную воду на станцию. Там  уже отделяли нефтепродукты от воды.

Утром на месте аварии работы продолжались. Котлован зачищался, готовилась врезка новой трубы. Работала комиссия по чрезвычайным ситуациям облисполкома.  Прибыл председатель облисполкома (прим. в то время  - Владимир Андрейченко).  

«Нужно сказать, что любые вопросы помощи снимались мгновенно – отмечает наш  собеседник – вначале решалась задача – например, обеспечения питанием, размещения людей, а затем  уже организации разбирались, кто и как будет компенсировать затраты. Полную поддержку и понимание мы чувствовали со стороны органов власти».     

В целом на  Улле  ситуация оказалась под контролем: нефтяной пленки было все меньше, больше чистых пятен. В месте впадения реки в Западную Двину загрязнение тоже было небольшое. Обследовать  русло Двины решили с помощью авиации МЧС. В воздух на разведку поднялись вертолеты спасателей.

«Спустились вниз по течению  - а вся Двина вниз дальше - сплошное пятно, вплоть до границы. Это, конечно,  была проблема!  - продолжает Василий Иванович - Прилетели россияне из Самары – это их ветка нефтепровода. А буквально через несколько часов мне звонит Владимир Ветух  - мой старый  знакомый,  тогда он был начальником управления оперативного руководства аварийно-спасательной службы Латвии.  Когда – то в молодости мы выступали в пожарном спорте и дружим до сих пор.  Он говорит: «Что там у вас происходит? Пятно солярки  дошло почти до Даугавпилса. У нас тут паника уже»  – Я  рассказал, как практически  было на тот момент – утечку ликвидировали, бонны поставили, но что утекло, то утекло, дизтопливо собираем. Нужно ставить боны и вам».

Экологическая катастрофа

Конечно,  ситуацию с пятном топлива в Даугве (Западная Двина, латыш.)  жители города восприняли катастрофически – до двухтысячных старейшая водонасосная станция Гаёк,  снабжала Даугавпилс водой  из реки. Поднимался даже вопрос об эвакуации ближайшего к границе с Беларусью города.

На помощь спасателям Латвии пришли силы Европейского Союза -  привезли даже морские боны, помогали из Литвы, Эстонии.  Катастрофа из региональной, вместе с паводковым потоком,  вытекала в транснациональную.  Были задействованы каналы МИДа.  Вице – премьер (в те годы - Виктор Буря) прилетел на место аварии и возглавил штаб ликвидации. На территории Латвии была запланирована двухсторонняя встреча вице-премьеров,  руководителей власти и аварийно – спасательных служб.

«Это сейчас у нас соглашения о сотрудничестве в случае трансграничного ЧС. В 2007 году приходилось решать десятки вопросов – продолжает глава Госрезерва.   - Мы подлетаем на вертолете, а внизу кроме официальных лиц, нас ждут десятки журналистов. Но все вопросы СМИ отложили до окончания переговоров. На них был изложен ход ликвидации, совместные действия, а также достигнута договоренность о том, что латвийский премьер совершит облет на  нашей территории, чтобы убедиться воочию в ситуации».  

Конечно, общественность и экологи обосновано «били тревогу». Обстановка была довольно накаленной. Одна из журналистов даже утверждала, что солярка сброшена чуть ли не специально.  Разрядить «накал страстей» удалось на брифинге дипломатичному Виктору Павловичу (прим. Буре)  шуткой о том, что мы не можем даже таким способом отдавать нефть бесплатно, мол, она и нам дорого достается.

Ликвидацию последствий аварии продолжали уже  с двух сторон.  Соседи  также не могли сразу установить боны – их сносили паводковые воды. Белорусские спасатели делились  опытом:  к берегу подгоняешь тяжелый грузовой автомобиль или кран, фиксируешь бон и под углом  и ведешь на соседний берег.  В результате таких консультаций на границе даже появилось  заграждение, одной стороной закрепленное  в Беларуси, – а другой в Латвии.  

Работы по очистке акватории Западной Двины продолжались. Ещё при постройке нефтепровода в районе Узмен (Миорский район) было создано стационарное боновое заграждение.  Это спаянные вместе трубы,  которые  крепятся и полностью перекрывают Двину. Они хранились на берегу, здесь же были подготовлены площадки с якорями для крепления. Но, увы, как и в случае с обычными бонами, рассчитаны они были на  нормальные условия. А при подъеме воды и паводке, который шел на Двине их, также как и резинотканевые, сносил мощный поток.

«Решение было принято  поставить стационарные боны также как и на Улле – под углом.  Тогда, конечно, перекрыть всю Двину их не хватало, но оставшуюся часть реки закрывали резинотканевыми. Чтобы их не несло, были установлены два большегрузных автомобиля, которые держали боны лебедками. По рекомендации ученых из Академии наук, использовали сорбенты, чтобы связать дизельную пленку. С воздуха эти вещества на основе торфа рассыпали по акватории самолетами АН-2 ».

Трое суток непрерывной работы спасателей и аварийных бригад ушло на ликвидацию последствий аварии, прежде чем на акватории Западной Двины чистых мест стало больше, чем покрытых радужной пленкой солярки. Работу по очистке берегов взял на себя виновник аварии.  Повезло ещё и в том, что дизель – не чистая нефть,  и испаряется с поверхности более активно.

В копеечку

По выводам специалистов и расчетам,  было определено, что в результате аварии произошло сплошное загрязнение воды дизельным топливом Уллы на площади 0,88 км2 и Западной Двины на площади 32,62 км2.  Утекло свыше 223 тонн из которых 203  -  собрано, на поверхности земли осталось 5,5 т, а 14,5 т попало в водоемы.  Собственник возместил затраты на ликвидацию подразделений МЧС и ущерб от аварии Беларуси. Компания признала требования министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды и возместила ущерб в размере $6 млн.

Экспертиза, проводившаяся в Физико–техническом институте Национальной академии наук, определила, что труба треснула из–за заводского брака. При этом за два года до аварии внутреннее расслоение металла на участке, где произошел разрыв нефтепровода, было диагностировано.  Однако, в список дефектов оно не попало. Сотни специалистов из трех стран тогда объединили свои усилия для того, чтобы преодолеть экологическую катастрофу, которая могла сложиться в регионе.   

Читайте также:
«У сапраўднае пекла на шэсць гадзін» - гісторыя адной надзвычайнай сітуацыі
Гісторыя адной надзвычайнай сітуацыі: гарэла ў Мінску «сібірская тайга»...
Гісторыя адной надзвычайнай сітуацыі:  Небяспечная хімія
Гісторыя адной надзвычайнай сітуацыі: "Аварыя на слуцкім мясакамбінаце"
История одной ЧС: Наводнение в Воложине
Гісторыя адной надзвычайнай сітуацыі.  Выбух у шпіталі на вуліцы Розы Люксембург
Гісторыя адной надзвычайнай сітуацыі: хроніка пажару на заводзе жалезабетону ў Мінску
История одной ЧС: как дожди чуть не смыли в котлован витебскую многоэтажку
«Небо затянуло так, будто сейчас появится смерч»: история одной ЧС
Пожар в Несвижском замке
История одной ЧС. Улица в огне: в 1991 году в Дзержинске загорелись 11 домов
История одной ЧС: железнодорожная катастрофа в Борисове
История одной ЧС: Газонаполнительная станция, Минск, 1972 год
Гісторыя адной надзвычайнай сітуаціі: Манеж згарэў з-за запалкі. Пажар 1985 года ў спарткомлексе “Працоўныя рэзервы”
История одной ЧС: «Резервуар летел как снаряд»
История одной ЧС: как столичный третьеклассник справился с пожаром
Гісторыя адной надзвычайнай сітуацыі: Нафтабаза загарэлася з-за ўдару маланкі
Как жертвами телевидения едва не стали 120 постояльцев гостиницы: история одной ЧС
История одной ЧС: Слуцк. Взрыв дома 4 июня 2008 года



Назад
Министерство
Закрыть
Закрыть Закрыть Закрыть
Закрыть

Центральный аппарат МЧС

Территориальные управления

Департаменты

Закрыть

Территориальные управления

Закрыть