image description

МЧС Республики Беларусь

Для города и общества... История пожарной службы. Часть 4

myz_0x0.jpg

В марте 1921 г., в соответствии с условиями Рижского мирного договора, поставившем точку в советско-польской войне 1919-1920 гг., Гродненская, западные уезды Минской и восточные уезды Виленской губернии (территория общей площадью 113 тысяч км2 с населением около 4 млн. человек) отошли к Польше.

По принятому административно-территориальному делению, они образовали Белостокское, Новогрудское, Полесское и Виленское воеводства, за которыми по разные стороны границы закрепились названия «Западная Беларусь» или «кресы всходне».

18 лет, до воссоединения Западной Беларуси и БССР (осенью 1939 г.), тысячи белорусов проживавших в Польше носили гордое имя огнеборца, оставаясь верными единожды выбранному девизу.

В 1918 г., когда на этнических польских землях (входивших ранее в состав России, Германии и Австро-Венгрии) была провозглашена независимая II Речь Посполитая, здесь уже существовало шесть крупных, не связанных между собой региональных пожарных союзов.

В связи с этим, к началу 1920-х гг. встал вопрос об их объединении в единую государственную организацию. После продолжительной подготовки, 8-9 сентября 1921 г. в Варшаве состоялся I общегосударственный съезд делегатов пожарной охраны Польши, в работе которого приняло участие 3707 представителей от всех воеводств и регионов страны.

Основным результатом Съезда стало образование Главного Союза Пожарной Охраны Речи Посполитой Польской, поставившего задачи:

  • объединения всех союзов пожарной охраны в единую организацию.

  • исследования состояния пожарного дела и борьбы с огнем.

  • пропаганды противопожарных мероприятий в обществе.

Следует сказать, что первым председателем Главного Союза был избран белорус по происхождению Болеслав Хомич – один из инициаторов Съезда, руководивший с 1916 г. Флорианским союзом (пожарное объединение, действовавшее на бывшей «российской» территории, а с 1921 г. распространившее свою деятельность и на вновь присоединенные «белорусские» воеводства).

Несмотря на создание Главного Союза, прежние союзы еще достаточно длительный срок продолжали свою деятельность, но уже в рамках его работы.

Так, 26-27 ноября 1921 г. в Барановичах состоялся Съезд пожарной охраны Новогрудского и Полесского воеводств, на котором был создан воеводский отдел Флорианского Союза, из которого впоследствии выделились:

4 марта 1923 г. – Новогрудский Союз с центром в Барановичах.

27 мая 1923 г. – Виленский Союз (помимо виленщины охватывал территории нынешних Ошмянского, Браславского, Молодеченского и Поставского районов Республики Беларусь).

14 февраля 1926 г. – Полесский Союз с центром в Пинске.

Отдельно от них 9 июня 1923 г. был образован Белостокский Союз, под «юрисдикцию» которого подпадала часть современной Гродненской области.

Именно перед ними стала задача активизации пожарного дела в крае, пришедшем за военные годы в полный упадок.

Одной из первых мер стало издание специального циркуляра Министерства внутренних дел, по которому местные органы власти обязывались следить за исполнением правил пожарной безопасности (вплоть до инструктажа пастушков в летний период). А гражданскому населению, помимо наличия обязательного инвентаря в каждом хозяйстве (бочка с водой, топор, ведра и т.д.), этим же документом предписывалось предоставлять лошадей в случае пожара и принимать активное участие в его тушении.

Такой шаг во многом был связан с небольшим количеством существующих команд и очевидным недостатком пожарных специалистов различного уровня.

В связи с этим, начиная с 1921 г. начали организоваться ежегодные инструкторские курсы. Для подготовки командиров добровольных команд во всех поветовых центрах по месту жительства (обычно осенью и зимой) систематично стали проводиться специальные курсы сроком от 8 до 14 дней.

Следует отметить, что уже к 1929 г. постановка курсов в Новогрудском и Полесском воеводствах (наряду с Краковским и Познаньским) была признана по стране одной из лучших.

Однако, как следует из сохранившихся документов, еще в 1926 г. обычным явлением было отсутствие у белорусского населения «чувства необходимости организации пожарных команд». Такая ситуация, с нехваткой добровольцев, наблюдалась в Гродненском, Слонимском, Новогрудском, Барановичском, Несвижском, Дрогичинском и Брестском поветах. В Воложинском повете отмечалось даже отрицательное отношение к организации команд среди крестьян, которые «перелаживают это на плечи еврейского населения местечек». Кроме того, процесс создания пожарных команд тормозило, как, например, в Волковысском повете, и элементарное «отсутствие кредитов на организацию пожарного дела и пожертвований населения в пользу пожарных команд».

Хватало и трудностей иного характера. Начиная природными особенностями региона, где все «усложнялось также плохим состоянием дорог и переездов», что в случае пожара в весенний период делало оказание помощи иногда практически невозможным. И заканчивая, как не странно, геополитическим положением и близостью к границам Советского Союза.

Как следует из «Краткого очерка белорусской проблемы», составленного II Отделом разведки и контрразведки Генерального штаба Польской Армии, среди зарегистрированных в 1925 г. в восточных воеводствах поджогов, 111 было совершено по политическим мотивам, практически, в ходе ведения партизанской борьбы за воссоединение разделенной надвое Беларуси.

В то же время число пожаров, возникших по невыясненным причинам, за указанный период составило 247, огнем было уничтожено свыше 500 жилых домов, 550 хозяйственных построек, 125 продовольственных складов, 127 промышленных объектов (пилорам, мельниц, винокурен) и 2500 Га леса. Причем отмечались случаи, когда мелкие деревни выгорали полностью. Дело дошло до того, что страховые кампании всерьез задумывались о прекращении своей деятельности на территории «кресов», поскольку были не в состоянии выплатить пострадавшим все причитающиеся компенсации.

Тем не менее, к 1927 г. на территории Западной Беларуси (в современных границах Республики Беларусь) действовало уже 253 пожарных команды: 25 в Белостокском, 52 в Виленском, 85 в Полесском и 91 в Новогрудском воеводстве.

Во главе команд, как правило, становились присланные из центральных воеводств специалисты или же бывшие пожарные-белорусы, заслуги которых и профессионализм не подвергались сомнению.

Болеслав Хомич родился 27 мая 1878 г. в д. Ярошовка на Новогрудчине.

С 1902 г. работал в Дирекции взаимного от огня страхования в Царстве Польском (Варшава). Активно интересовался проблемами пожарной безопасности. Как представитель Царства Польского участвует в VI международном пожарном конгрессе в Санкт-Петербурге 1912 г. (представил доклад, посвященный анализу произошедших в регионе пожаров) и пожарном съезде в Лейпциге 1913 г.

В декабре 1912 г. добивается выхода в свет ежемесячного специализированного журнала «Пожарное обозрение» («Przeglad Pozarniczy»), который выходит в Польше и по сегодняшний день. Будучи его первым редактором (до августа 1914 г.), публикует на страницах издания ряд проблемных статей, посвященных как пожарной охране и борьбе с огненной стихией, так и развитию страхования от огня и введению огнестойкого строительства.

В 1916 г., когда Польша фактически уже не входила в состав Российской империи, Болеслав Хомич, развивая идею создания регионального союза, выступил с инициативой созыва Съезда пожарных деятелей бывшего Царства Польского, на котором было принято решение о создании Флорианского Союза. Сам Хомич был избран его председателем.

9 сентября 1921 г. на I Общегосударственном съезде делегатов пожарной охраны Польши, признавая исключительные заслуги Болеслава Хомича в развитии пожарного дела, делегаты Съезда избрали его Председателем Главного Союза Пожарной Охраны Речи Посполитой Польской.

Занимая этот пост до 1926 г., Болеслав Хомич добился заметной активизации пожарного дела в крае, пришедшем за военные годы в полный упадок, заложив основу для дальнейшего его развития.

В 1929 г. в каждом повете были утверждены должности инструкторов пожарного дела, в составе воеводской администрации – инспекторов и референтов, связанных с пожарным отделом Министерства внутренних дел. Все это способствовало поднятию профессионализма и централизации пожарного дела.

Постепенно нормализировались и вопросы финансирования. Обязательные отчисления, помимо предусмотренных бюджетом, стали делать организации страхования от огня, а Всеобщая организация взаимного обеспечения начала регулярно выделять местной администрации кредиты на закупку пожарных автомобилей и мотопомп.

Только в 1925-1929 гг. благодаря помощи этой организации собственные автомашины смогли приобрести пожарные команды Бреста, Гродно, Глубокого, Пинска, Пружан и Волковыска.

В 1930 г. пожарную машину «Ursus» приобрели Барановичи, «Rozenbauer» – Слоним, автоцистерну на 1000 литров купили добровольцы Лиды.

Однако для многих мелких команд и обществ подобное приобретение было нереальным. Поэтому на фотографиях того периода начальника пожарной дружины при следовании на пожар можно увидеть даже на велосипеде. К плановой моторизации в Польше приступили лишь в 1931 г.

И уже через 7 лет по всей стране насчитывалось 784 пожарных автомобиля, как польского, так и иностранного производства. Согласно нормам 1937 г. в гминах (наименьшая территориальная единица) с населением от 10 до 40 тысяч жителей пожарные команды должны были иметь не менее одного мотовзвода – т.е. трех пожарных автомобилей с оборудованием, позволяющим провести спасательную операцию. Окружные пожарные команды и вовсе механизировались в обязательном порядке, благодаря чему с момента тревоги время выезда составило 1-3 минуты.

1933-1934 гг. стали переломными в истории пожарного дела Речи Посполитой. Главный Союз был реорганизован (большей частью это касалось организационных вопросов) и переименован в Союз Пожарной Охраны Речи Посполитой Польской, вся деятельность которого была направлена на централизацию пожарной охраны и установление соответствующего контроля над развитием пожарного дела.

В прошлое ушли нехватка инвентаря (появились собственные производители пожарного оборудования различных наименований), квалифицированных специалистов (в Варшаве начал действовать Центр подготовки с 6 месячным сроком обучения), не так остро стоял вопрос создания новых команд (в 1938 г. количество только добровольных команд в Полесском и Новогрудском воеводствах достигло 867).

Интересно отметить, что с середины 20-х гг. в Польше начинают создаваться так называемые Самаритянские (женские) пожарные дружины, достаточно быстро получившие, несмотря на отсутствие какой бы то ни было правовой базы, широкое распространение. Принимая это во внимание, в 1930 г. издается первое распоряжение по организации подобных дружин, а в 1931 г. принимается устав для женских отделов и начинает действовать специальная комиссия по делам женской пожарной службы. Благодаря этим мерам, к 1936 г. по всей стране действовало уже 778 Самаритянских организаций, с общей численностью членов 9306 человек.

На территории Полесского и Новогрудского воеводств количество задействованных в существующих здесь 98 дружинах составляло 1226 человек. Как это ни странно, такие команды участвовали в тушении пожаров, оказывали медицинскую помощь, но, помимо прочего, одной из их главных задач было развитие культурно-просветительской деятельности

По существующей традиции, ежегодно 4 мая – день памяти покровителя огнеборцев Святого Флориана, во всех командах отмечался как день пожарного. В этот день освящали новые знамена, устраивали смотры, даже в самых мелких командах проходили парады, в рамках которых и проводилась противопожарная пропаганда.

Так, в 1929 г. в местечке Новый Свержень Столбцовского повета по инициативе правления пожарного общества, для изыскания дополнительных средств на просветительские цели, была организована демонстрация английского фильма «Невольница Шанхая» и любительская постановка знаменитой «Павлинки» на белорусском языке. В рамках недельных акций «предупреждаем пожары» в 1930 г. в Барановичах вышла однодневка «Пожарное дело», в Новогрудке были изданы брошюры «Горе» и «Стерегись огня». В целом по воеводству в 1930 г. действовало 56 клубов, 7 библиотек, 34 оркестра, 7 хоров, 162 любительских театральных кружка.

Кроме того, в 1937-1939 гг. в виде приложения к еженедельнику «Жизнь Новогрудчины», воеводский союз пожарной охраны издавал газету «Пожарная жизнь Новогрудчины». И все это при самом активном участии Самаритянок.

В 1937-1939 гг., в связи с нарастающей агрессией со стороны Германии, деятельность Союза в значительной степени начала ориентироваться на подготовку противопожарной обороны в условиях военного времени. Поскольку большинство руководителей пожарных команд являлись офицерами и подофицерами запаса в сентябре 1938 г., с целью подготовки как можно большего количества резервов на случай войны, Самаритянские дружины были реорганизованы в женскую пожарную службу. Начала развертываться система обучения населения основам противовоздушной и противогазовой обороны.

1 сентября 1939 г., развязав Вторую мировую войну, немецкие войска начали стремительно продвигаться вглубь Польши. По распоряжению военных властей из прифронтовых районов вглубь страны и в восточные воеводства началась спешная эвакуация, имеющих в своем распоряжении специальную автотехнику, добровольных и профессиональных пожарных команд. Однако через две недели исход кампании уже ни у кого не вызывал сомнения.

В связи с этим, 17 сентября правительство СССР заявило о намерении взять под свою опеку проживающее в Польше белорусское и украинское население – Красная Армия перешла советско-польскую границу и к началу октября заняла Западную Беларусь, Западную Украину и Виленский край. В ноябре 1939 г. Верховный Совет СССР принял Закон о включении Западной Беларуси в состав СССР и воссоединении ее с БССР.

С этого момента началась перестройка пожарной охраны на новый лад. Практически сразу же была запрещена деятельность Союза Пожарной Охраны Речи Посполитой Польской, ликвидировалась самостоятельность добровольных команд и обществ, вся эвакуированная из Польши пожарная техника была реквизирована, с руководящих должностей были сняты этнические поляки, часть которых попала под каток сталинских репрессий.

В то же время из БССР сюда были направлены пожарные специалисты различных уровней, перед которыми стали вопросы реорганизации системы пожарной безопасности и отбора кадров.

10 декабря 1939 г. «в целях обеспечения пожарной безопасности объектов в западных районах» Совет Народных Комиссаров БССР принял постановление «Об организации пожарной охраны в западных областях Белорусской ССР», в соответствии с которым, на бывших «кресах» пожарная охрана была организована по существующему в БССР принципу. Тогда же для городской пожарной охраны западных областей БССР были утверждены штаты в количестве 2335 единиц. Следует отметить, что основным костяком новых команд в большинстве своем стали белорусы – бывшие «стражаки» II Речи Посполитой, которые еще не раз подтвердили свое почетное звание огнеборца.


Назад
Мультимедиа ОБЖ
Закрыть
Закрыть Закрыть Закрыть
Закрыть

Центральный аппарат МЧС

Территориальные управления

Департаменты

Закрыть

Территориальные управления

Закрыть