image description

МЧС Республики Беларусь

Век становления пожарной службы Беларуси История пожарной службы. Часть 3

Век становления пожарной службы Беларуси

С вхождением белорусских земель в состав Российской империи, в городах на первых порах по-прежнему продолжали действовать старые «Порядки от огня», которые устраивали как местных жителей, так и новую администрацию.
Однако коренные изменения были попросту неизбежны, и первыми шагами в этом направлении стали Губернская реформа 1775 г. и принятие в 1782 г. «Устава благочиния или полицейского», положивших начало новой системе охраны общественного порядка.
За короткий отрезок времени в городах и уездах в качестве единого аппарата по охране «благочиния, покоя и добронравия» были созданы полицейские органы, отвечавшие, в том числе, и за обеспечение пожарной безопасности.

Должностным лицам, в первую очередь городничим, вменялось не только «подтвердить единожды о прилежнейшем смотрении каждому хозяину, чтобы крайняя везде осторожность наблюдаема была в домах от огня», но и в случае пожара – «буде же (от чего Боже сохрани) учиниться в городе пожар» – брать на себя руководство по его тушению и «обывателей заставить приложить в том старание».
Постепенно «ночная пожарная сторожа» из кликунов была трансформирована в круглосуточную службу нахт-вахтеров (будочников), для которых на перекрестках важнейших улиц установили сторожевые будки, повсеместно начинают обустраиваться «съезжие дома» для хранения городского пожарного инструмента, а для более эффективного использования имеющихся средств пожаротушения от каждых 10 домов выбираются десятские, в чьи обязанности входит в случае загораний обеспечить бесперебойную работу заливных пожарных труб из городского арсенала.
Тем не менее, на фоне роста городских поселений уже очень скоро стало очевидно, что даже этих мер недостаточно.
Как отмечалось на одном из заседаний Минского городского управления, «люди назначаемые к действию заливными трубами в самонужных случаях не знают как поступить, ломают оные и никакой помощи оказать не могут, сверх того вовсе не знают способов утушения огня».

Не спасало ситуацию и привлечение к тушению пожаров расквартированных в городах воинских частей и гарнизонов.
Причем такая ситуация была характерна для всей Империи, что наглядно доказывало необходимость изменить сами подходы в решении вопросов борьбы с огнем, заменив пожарную повинность по-настоящему профессиональной пожарной службой.


Поворотным моментом в этом процессе стало начало XIX века. 
29 ноября 1802 г. именным Указом Александра I в Санкт-Петербурге «в облегчение обывателей» при полиции была учреждена «особенная пожарная команда» из солдат неспособных к фронтовой службе. 
Спустя два года аналогичная команда была открыта и в Москве.
Что касается периферии, то здесь центральная власть первоначально ограничилась предписаниями о приобретении пожарных инструментов и формировании боеспособных обозов. Однако вследствие того, что деньги на их приобретение необходимо было выделять из городских доходов, заготавливалось необходимое оборудование зачастую по остаточному принципу. 
При этом ответственность за обеспечение пожарной безопасности губернскими и городскими правлениями перекладывалась на определенных ими должностных лиц, среди которых особое место стали занимать «огнегасительные мастера» – брандмейстеры, обязанные «имеет неусыпное попечение об исправлении пожарных инструментов и всего к оным принадлежащего».

Что бы хоть как-то улучшить ситуацию 7 июня 1812 г. по высочайшему повелению в Санкт-Петербурге и Москве были «учреждены по одному Депо для делания пожарных инструментов» и рассылки их по всем губерниям империи.
Тогда же, «дабы вящее распространить искусство в заготовлении столь полезных и необходимых для безопасности общей орудий» предписывалось направить в эти депо из каждой губернии (Витебская, Гродненская, Минская и Могилевская были предписаны к Санкт-Петербургскому Депо) по три человека «из способных», что бы «люди сии, по мере приобретения ими нужного знания, возвращались в свои губернии, и приносили там пользу».
Но меньше чем через неделю – 12 июня – войска Наполеона переправились через Неман – началась война 1812 г.
Территория Беларуси в очередной раз стала ареной боевых действий, в результате которых к началу заграничного похода практически все города и местечки были выжжены дотла.

Занятые войной, а затем наведением порядка в крае, власти вернулись к вопросу пожарного обустройства лишь в 1818 г.
По прямому указанию императора из выбранных губерний были истребованы сведения о состоянии пожарного дела, анализ которых сводился к тому, что хотя в губернских городах и существуют пожарные инструменты, но без коренной перестройки всей полицейской системы успешно вести борьбу с пожарами невозможно.

10 января 1818 г. принимается Именной, объявленный Управляющим Министерством Полиции всем гражданским губернаторам Указ «Об устройстве Полиции в губернских городах и в особенности пожарной части» в котором говорилось:
«1. Определить, по местному соображению всех обстоятельств, число кварталов и частей каждому городу, а вместе с тем и приличное число полицейских чиновников.
2. Для каждой части определить количество пожарного инструмента, обоза, лошадей и фурманов, кои состояли в полном ведении полиции.
3. Чтоб каждая часть имела свой дом с нужными пристройками для помещения пожарного инструмента, лошад ей и фурманов.
4. Чтоб в каждом городе был при полиции брандмейстер и при нем два ученика, знающие починку и обращение с машинами.
5. Привести в известность сумму, потребную как на единовременное устройство полиции, так и на годовое оное впредь содержание, а с тем вместе изобрести и способ умножения городских доходов, где оных недостаточно.
6. Между тем укомплектовать города пожарным инструментом из существующего при Санкт-Петербургской полиции Депо, при коем образовать учеников брандмейстера, требуя людей из губернии. 
В последствии учредить исподволь в городах пожарные команды фурманами из людей внутренней стражи, которые не будучи в тягость городам, отправили бы службу и употреблялись бы при пожарах».

Несмотря на то, что принятие данного указа стало по сравнению с предшествующими периодами настоящим прорывом вперед, очередные изменения в организации пожарного дела не заставили себя ждать.
По иронии судьбы толчком для продолжения реформ стал пожар, произошедший 11 января 1819 г. в доме Полтавского гражданского губернатора. Донося о случившемся Малороссийский военный губернатор Князь Репнин выступил с ходатайством «учредить пожарные команды по крайней мере в городах губернских из отставных воинских чинов, по примеру таковых же учрежденных в столицах».
Предложение нашло поддержку у Императора и 8 апреля 1820 г. вышел очередной Указ «Об учреждении по губернским городам фабрик для пожарных инструментов и о приучении нижних чинов внутренних гарнизонных батальонов к управлению оными инструментами».
Более того, 25 января следующего года было принято аналогичное решение и в отношении уездных городов.
Во исполнение этих распоряжений в городах белорусских губерний уже в скором времени были введены отдельные должности пожарных служителей, а затем организованы и первые штатные профессиональные пожарные команды.

Тем не менее, будучи малочисленными (к примеру, Минская городская пожарная команда в 1826 г. состояла из брандмейстера, двух унтер-брандмейстеров и трех пожарных), даже современниками они не рассматривались в качестве силы, способной оказывать полноценную пожарную помощь.
Усугубляло отношение к огнеборцам и само Военное Министерство, в чьи задачи входило комплектование пожарных команд. 
Так, ссылаясь на постоянный некомплект Корпуса внутренней стражи, в 1831 г. оно добилось разрешения отправлять полицейскими пожарными служителями солдат «неимеющих некоторых на ногах пальцев, непрепятствующих хождению», а затем и вовсе лиц из числа отбывших наказание. 
Ситуация с личным составом была настолько плачевной, что Комитет Министров в 1834 г. отменил ранее принятое решение Особого комитета, учрежденного для дел Западных губерний, запрещавшее из-за восстания 1831 г. брать в Северо-Западном крае в пожарные команды местных жителей, разрешив также принимать и отставных военных.
Как бы там не было, но именно в 1830-х годах правительство впервые делает попытку сопоставить порядок оказания «пожарной помощи» с реальной потребностью городов, в связи с чем «пожарная часть» неуклонно благоустраивается: увеличивается количество пожарных команд и их численный состав, закупаются лошади и «все принадлежащие к пожарному употреблению инструменты», выстраиваются отдельные здания «для помещения пожарных инструментов с каланчами и выставками сигнальных знаков».

Завершением же организационной структуры пожарной службы в этот период стало принятие 17 марта 1853 г. «Нормальной табели составу пожарной части в городах».
Согласно этому документу, все города Российской империи  (за исключением столиц) были разделены на семь разрядов по количеству жителей. 
К первому относились города с населением до 2 тыс. жителей, ко второму – от 2 до 5 тыс., к третьему – от 5 до 10 тыс., к четвертому – от 10 до 15 тыс., к пятому – от 15 до 20 тыс., к шестому – от 20 до 25 тыс., а к седьмому – от 25 до 30 тыс. 
Для каждого разряда предусматривался штатный состав пожарных служителей, количество пожарного инвентаря и финансирование. Число пожарных в каждом из них, начиная с первого, составляло соответственно 5, 12, 26, 39, 51, 63 и 75 человек, возглавляемых брандмейстером. 
Нормальная  табель служила основанием для разработки каждым городом, пропорционально его населению, собственного штата пожарной части, который утверждался МВД. 
В течение года были объявлены штаты пожарной охраны для 482 городов империи, в том числе для 34, находящихся на современной территории Республики Беларусь.
25 июля 1853 г. Минской городской думой и губернским правлением было принято постановление «О новом устройстве в Минске пожарной команды и утверждении штата оной».
Поскольку именно с этого времени организация пожарного дела окончательно была поставлена на государственный уровень и приобрела свою законченную структуру, этот день был принят за начало создания пожарной службы в Беларуси и отмечается сегодня как государственный праздник – День пожарной службы.
Справедливости ради стоит отметить, что с момента принятия «Нормальной табели» и до конца ХІХ века численность пожарных команд оставалась практически неизменной, что естественно не способствовало снижению числа пожаров и убытков от них.

В связи с этим, правительство, направляя деньги на помощь погорельцам, было вынуждено перекладывать расходы на содержание профессиональной пожарной охраны на плечи населения.
Уже в 1861 г. Александром II было утверждено «Положение о городских самоуправлениях», согласно которому пожарная охрана провинциальных городов была передана в ведение городских самоуправлений.
К компетенции последних были отнесены не только ежегодные ассигнования денежных средств на содержание и оснащение пожарных команд (равно как и приобретение общественных пожарных инструментов), но и принятие мер по улучшению противопожарной защиты городов (выработка обязательных постановлений, создание комитетов по оказанию помощи погорельцам и т.п.).
Однако понадобились долгие годы, чтобы нормой деятельности городских властей стала реальная забота о противопожарной защите городов. Лишь после опустошительных пожаров городские власти брали под свой реальный контроль вопросы пожарной охраны.

В этих целях решением Государственного Совета от 16 июня 1869 г. губернским земским собраниям было разрешено разрабатывать и утверждать у губернаторов собственные правила о мерах предосторожности от пожаров, которыми определялись нормы планировки населенных пунктов, запрещалось устройство соломенных крыш при новом строительстве, хождение с огнем без фонаря по дворам и хозяйственным постройкам, курение табаку во дворе гумне, сушка пеньки и льна в избах на печах, вынос не залитой золы на улицу и т.п.
Одновременно начинается целая кампания по искоренению поджогов. В обязанности каждого вменяется «доносить об умысле на зажигательство», задерживать поджигателей и передавать их в полицию, которой, помимо прочего, теперь поручалось «исследовать, от какой причины пожар произошел, случайно ли, от неосторожности, или с умысла, и о всем случившемся доносить Губернатору с подробным обозначением, сколько чего погорело».
Кроме того, в этот период ряд положений, направленных на повышение пожарной безопасности, вводится и в общеимперское законодательство, где устанавливается ответственность за нарушение противопожарных норм.
Все большее внимание в это время уделяется и капитальным противопожарным мероприятиям, таким, например, как улучшение противопожарного водоснабжения и развитию взаимного страхования от огня. Причем страховые общества во второй половине ХIХ в. внесли значительный вклад не только в оказание помощи погорельцам, но и в формирование всей системы пожарной безопасности.
Помимо льгот по платежам для клиентов, которые реализовывали противопожарные мероприятия (устраивали огнестойкие крыши, стационарные установки пожаротушения, пожарные водоемы и т.п.), осуществления детального анализа причин возникновения пожаров и причиняемого ими ущерба, проведения расследования произошедших пожаров, установления их истинных причин, страховщики нередко оплачивали доставку населением воды к месту пожара, субсидировали пожарные организации, выдавали ссуды на строительство пожарных депо или приобретение обозов. В некоторых городах за счет средств городских страховых обществ улучшали дороги и водоисточники, выдавали горожанам ссуды на приобретение огнестойких материалов, содержались артели трубочистов.
Но, несмотря на все принимаемые государством меры, состояние пожарной охраны отставало от роста городов и развития промышленности, что не позволяло обеспечить их надежную пожарную безопасность.

В то же время пожарные команды использовались где угодно, но не на тушении пожаров. Практически в каждом городе по усмотрению губернатора, полицмейстера или городского головы на пожарных возлагались дополнительные задачи, не относящиеся к их прямым обязанностям. Огнеборцам предписывалось возить дрова и воду в полицейские участки, чистить снег, зажигать и тушить уличные фонари, отлавливать бродячих собак и вывозить павший скот, что совсем не повышало их боеспособность. При этом вся команда жила на казарменном положении, отлучаться без разрешения начальства никому не позволялось. Многие пожарные сидели в казармах без отпусков месяцами, а то и годами.
Меняться ситуация начала лишь с 1873 г., когда в связи с введением в Российской империи всеобщей воинской повинности, было прекращено комплектование пожарных команд через Военное министерство, а пожарных стали принимать на службу по вольному найму.
Для привлечения людей в пожарные части государство начало внедрять систему льгот для пожарных. Были изданы правила, определявшие сроки службы, преимущества и обязанности, а также устанавливавшие моральные и материальные поощрения за длительную службу и самоотверженность при тушении пожаров.
Такой подход оказал положительное влияние на развитие пожарного дела: постепенно начало увеличиваться количество профессиональных команд, разрабатывались новые тактические способы и приемы борьбы с пожарами, совершенствовалась структура пожарных подразделений, появлялись новые специальности, газодымозащитная и водозащитная службы, внедрялись в практику пожаротушения новые образцы техники, пожарно-технического вооружения, совершенствовались средства связи и оповещения.
Все это уже в начале ХХ в. дало определенные результаты: пожарная служба твердо встала на ноги, а сами пожарные перестали рассматриваться в качестве «серых героев», практически канули в лету катастрофические пожары. Тем не менее, именно в этот период начинается расцвет пожарного добровольчества, которое из вспомогательного движения, помогающего городским пожарным командам, превращается в самостоятельную силу и на рубеже веков становиться флагманом в развитии отечественного пожарного дела.


Назад
Мультимедиа ОБЖ
Закрыть
Закрыть Закрыть Закрыть
Закрыть

Центральный аппарат МЧС

Территориальные управления

Департаменты

Закрыть

Территориальные управления

Закрыть